Непотопляемые

В этом году исполнилось 35 лет самому знаменитому продукту IBM — персональному компьютеру. Проект, который принёс миллиарды благодаря «открытой архитектуре», из-за неё же со временем стал невыгоден «голубому гиганту». Тем не менее IBM и сейчас, перешагнув 100-летний рубеж, остаётся лидером наиболее динамичной отрасли экономики


Эта статья была опубликована в номере 43 (501) за 28.10.2016 журнала «Фокус»


Ранним сентябрьским утром 1980 года в кабинете Билла Гейтса, генерального директора Microsoft, маленькой, но весьма удачливой софтверной компании, размещавшейся в пригороде Сиэтла, зазвонил телефон. На проводе был Стив Балмер, технический директор.

— Билл, мне звонят те парни из IBM и спрашивают, можем ли мы поставить на их портативный компьютер не только бейсик, но и операционную систему. Я не понял, о какой операционной системе они говорили.

— Стив, звони им немедленно и скажи, что мы сделаем всё, что они хотят!

— Билл, но у нас нет операционной системы.

— Мы что-нибудь придумаем. Стив, это же IBM! Понимаешь, IBM!

В ноябре того же года между Microsoft и IBM был заключён договор на поставку операционной системы для находящегося в разработке персонального компьютера IBM PC.

IT-динозавр

В 1980-м Биллу Гейтсу исполнилось 25. А гигант IT-индустрии отметил 100-летие своей истории. Началась она с патента США №395781, который в 1880-м получил Герман Холлерит за изобретение табулятора — механической счётной машины, работающей с данными на перфокартах. В 1911-м Холлерит продал бизнес по производству табуляторов предпринимателю Чарльзу Флинту, который создал конгломерат Computing-Tabulating-Recording Company.

В 1924-м возглавлявший конгломерат Томас Уотсон провёл на Нью-Йоркской фондовой бирже первичное размещение акций компании, переименовав её в International Business Machines. К концу 1930-х в IBM работало уже больше 11 тыс. человек, а представительства открылись в 79 странах мира. Основная продукция компании в те годы — счётные устройства и пишущие машинки.

Великую депрессию компания пережила в том числе благодаря правительственному заказу на автоматизацию учёта рынка труда: в базу данных собрали информацию о 26 млн рабочих мест. Благодаря правительственным связям в годы Второй мировой IBM получила оборонный заказ: производство авиационных прицелов и другой военной механики и даже винтовок по лицензиям Winchester и Browning. Сотрудничество с правительством позволило IBM получить в 1941 году и судьбоносный подряд на изготовление электромеханического вычислителя.

Вычислитель, созданный по заказу ВМФ США и названный Mark I, был введён в эксплуатацию в Кембриджском университете 7 августа 1944 года. 17-метровая машина высотой 2,5 метра весила 4,5 тонны и умела суммировать со скоростью 3 операции в секунду, умножать со скоростью 6 операций в секунду, а алгебраические функции выполняла за несколько минут. Но главным её достоинством было то, что она могла работать по программе, заложенной в перфорированной бумажной ленте. Это позволило впоследствии назвать Mark I первым в истории человечества действующим компьютером. Как позже выяснилось, первенство принадлежало нацистской Германии, но её компьютер Z3 был уничтожен бомбёжкой союзников.

В 1952-м IBM строит свой первый ламповый, то есть полностью электрический компьютер. После этого заменивший отца у руля компании Томас Уотсон —младший решает сконцентрироваться именно на производстве ЭВМ.

В 1956-м компания создала первый в мире жёсткий диск. Он состоял из 50 металлических пластин диаметром 0,6 м, весил почти тонну и мог хранить 5 МБ информации. Стоил этот носитель $50 тыс. (в нынешних ценах это было бы в 6 раз дороже). Поэтому IBM сдавала жёсткие диски в аренду — по $3 тыс. в месяц. Диск хранил большие программы несравненно надёжнее, чем перфоленты. И, главное, обеспечивал к любому записанному на нём файлу почти мгновенный доступ. Рассказывая о новом устройстве, один из разработчиков, помнивший ружейное производство IBM, сказал: «Работает надёжно, как винчестер». Так у жёстких дисков появилось «брендовое» название.

002

«FORTRAN существовал в течение тридцати лет. Какой компьютер просуществовал более пяти лет?»

Джон Бэкус, разработчик первого высокоуровневого языка программирования FORTRAN, за работу над которым он получил премию Алана Тьюринга в 1977 году

В 1957-м группа программистов под руководством Джона Бэкуса разработала язык Fortran, позволивший общаться с машиной не в двоичном коде, а на английском. На многие годы Fortran стал одним из самых популярных языков программирования. В 1959-м у IBM появляется первая ЭВМ на транзисторах, быстродействие машин растёт, а размеры уменьшаются в разы. Благодаря Fortran радикально ускоряется программирование. Клиенты (в первую очередь оборонные ведомства) завалили компанию заказами. Тогда-то у Томаса Уотсона и появилась идея, приведшая отрасль к революционным изменениям, а компанию — к абсолютному лидерству на рынке.

Сегодня это, может быть, непросто представить, но в те годы компьютеры строили и программировали так же, как кареты до XIX или дома до начала XX века — каждый по уникальному проекту под конкретные задачи конкретного заказчика. И уже в конце 1950-х это привело к проблеме развития компьютерного парка: новые машины были несовместимы со старыми — они просто не могли обмениваться данными и программами.

Томас Уотсон в течение 5 лет вложил $5 млрд (это был крупнейший исследовательский проект в США тех лет после космической программы Apollon) в разработку решения, которое позволило бы всем компьютерам IBM, независимо от мощности и предназначения, «понимать» одни и те же программы и пользоваться одинаковыми периферийными устройствами — мониторами, накопителями, устройствами ввода-вывода. Решение, впоследствии названное «масштабируемая архитектура», легло в основу семейства ЭВМ System/З60, производство которой началось в 1964-м.

Для главы IBM это был в первую очередь коммерческий шаг: он рассчитывал таким образом закрепить за собой клиентов, которые могли купить недорогую маломощную машину, а позже безболезненно перейти на новую и более мощную, купленную у того же производителя — IBM. Компания пообещала покупателям, что написанные для System/З60 программы будут работать на всех будущих ЭВМ семейства. И сдержала слово: программы, созданные в 1960-х, запускаются и на самых современных суперкомпьютерах IBM System Z. Миллиардные инвестиции окупились: к концу 1960-х IBM производила до 90% всех американских компьютеров, а годовая выручка компании перевалила за миллиард.

Полную монополизацию рынка предотвратил бывший сотрудник IBM Юджин Амдал, который, основав в 1970-м собственную компанию, не стал придумывать оригинальную конструкцию, а подстроился под лидера рынка: он выпустил компьютер, работающий с той же периферией, операционной системой и, соответственно, ПО, что и System/З60. Скоро и другие производители переняли стратегию Amdahl — так родилось понятие «IBM-совместимый компьютер». А Томас Уотсон, по сути, сформировал отраслевые стандарты и новую рыночную политику, которой впоследствии придерживались многие претендующие на ведущие позиции компании, в том числе сегодняшний лидер новой экономики Google, ставший благодаря сотрудничеству с IBM софтверным гигантом компания Microsoft.


IBM1401_Manufacturing_Landscape_1960

IBM 1401. Так выглядел сборочный цех, в котором выпускались первые массовые транзисторные компьютеры корпорации, разработанные в конце 1950-х и прослужившие до начала 1970-х. Их было выпущено более 10 тыс. — очень неплохой результат до появления персональных ПК


Ерунда для «гиков»

В 1980-м, когда 25-летний Билл Гейтс заключил знаменитый контракт с IBM, в Московском институте электроники и математики был разработан прототип персонального компьютера на базе интеловского процессора 8080. Устройство показали заместителю министра Радио­промышленности СССР Горшкову. И тот ответил: «Ребята, хватит заниматься ерундой. Персонального компьютера не может быть. Могут быть персональный автомобиль, персональная пенсия, персональная дача. Вы вообще знаете, что такое ЭВМ? ЭВМ — это 100 квадратных метров площади, 25 человек обслуживающего персонала и 30 литров спирта ежемесячно!»

Заместитель министра, видимо, не знал, что на Западе персональные компьютеры выпускались уже 5 лет. Впрочем, всего за пару лет до высказывания Горшкова руководство IBM относилось к идее создания персонального компьютера примерно так же.

Тогда IBM продавала более 1000 компьютеров ежемесячно. Но что это были за компьютеры: самый маленький из них был размером с большой холодильник. По названию типовых рамных процессорных стоек их стали называть «мейнфрейм». Но дело было не только в размерах. И даже не в цене. Взаимодействовать с компьютером — программировать, вводить данные, считывать результаты вычислений — могли только специально обученные люди. Да и задач, для которых ЭВМ могла бы использоваться отдельным человеком, не существовало. Идея установить компьютер дома казалась менеджерам IBM такой же бессмысленной, как предложение построить на кухне мартеновскую печь. И так считали не только в IBM. Кен Олсон, ещё одна легенда компьютеростроения, глава компании DEC, заявил в 1977 году: «Не существует причин, по которым кому-нибудь захотелось бы иметь дома компьютер».

Тем не менее домашние компьютеры уже производились полным ходом. Создание компьютера небольшого размера стало возможно после одновременного изобретения несколькими американскими компаниями микропроцессора. Первый серийный микропроцессор был создан в 1971 году компанией Intel и дал старт производству электронных калькуляторов.

В 1974-м неудачливый производитель таких калькуляторов Генри Эдвард Робертс оказался на грани банкротства. Нужда привела его к идее создать компактный компьютер для тогдашних «гиков» — программистов и электронщиков из компьютерной отрасли. В бизнес-план, который он представил банку-кредитору, предприниматель смело заложил объём продаж такого компьютера в 800 штук в год. Этого хватило, чтобы обеспечить кредит, и компания Робертса MITS приступила к производству Altair-8800.

Чтобы заявить о себе, Робертс предпринял оригинальный маркетинговый ход. Он явился в редакцию журнала Popular Electronics и предложил провести акцию. Читатели журнала — те самые «гики» — могли купить компьютер в виде набора деталей для сборки всего за $497. Микропроцессор Intel-8080, на базе которого был построен компьютер, стоил в рознице $360. На этом фоне цена Altair-8800 казалась буквально бросовой.

Шквал заказов, обрушившихся на MITS после выхода журнала, превзошёл самые смелые ожидания Робертса: спрос оказался в 10 раз выше производственной мощности его компании. Покупатели действительно были фанатиками: аппарат их мечты не имел ни клавиатуры, ни монитора. Вводить программы и данные нужно было в двоичном коде, щёлкая переключателем. В двоичном же коде — при помощи загорающихся лампочек — Altair выдавал результаты вычислений.

Успех этого странного устройства подтолкнул целый ряд производителей заняться разработкой «микрокомпьютеров», как тогда называли эти устройства. И привёл к появлению двух будущих гигантов отрасли, догнавших и перегнавших по масштабу деятельности саму IBM: именно с контракта на программное обеспечение для Altair-8800 в апреле 1975-го началась история Microsoft. А ровно год спустя свои первые компьютеры начала собирать Apple.

Рождение PC

001

«Наша система (IBM PC. — Фокус) не содержит ничего нового. Но это было именно то, что мы собирались сделать с самого начала»

Дон Эстридж, один из создателей IBM РС. Из интервью журналу Byte, ноябрь 1983 г.

IBM тоже «оскоромилась» в микрокомпьютерном сегменте. В 1975 году была создана модель 5100. 24-килограммовый настольный компьютер стоил $20 тыс. и оказался провальным проектом в рознице. Совместить в одном аппарате компактность, производительность и доступную цену казалось невозможным. В IBM пожали плечами и на некоторое время забыли о бесперспективном сегменте «компьютеров для чудаков».

Тем временем согласно «закону Мура» производительность микропроцессоров удваивалась каждые 1,5 года. Микрокомпьютеры начинали заметно опережать по своим возможностям электронные калькуляторы. А усилия мелких производителей месяц за месяцем снижали издержки производства. Спрос рос, и менеджменту IBM было всё труднее игнорировать новый сегмент рынка. Но только в 1980-м один из ведущих инженеров, Уильям Лоу, наконец уговорил руководство на эксперимент с «несолидным» изделием.

Собрав команду из 12 инженеров и получив мизерный по сравнению с масштабом задачи бюджет, Лоу пообещал правлению через год представить конкурентоспособный настольный компьютер для небольших предприятий и домашнего использования. Критерий конкурентоспособности был простым: IBM хотела продать 250 тыс. «микрокомпьютеров» за 5 лет.

Поразительно, но опытный инженер Лоу, добивавшийся этой возможности много лет, точно знал: за год создать такой компьютер ресурсами IBM невозможно. Была эта авантюра результатом тонкого расчёта, жестом отчаяния или проявлением азарта — эксперты спорят по сей день. Но факт остаётся фактом: крупнейший в мире производитель компьютеров создал свой самый известный продукт из «чужих» комплектующих, доступных любому участнику рынка. Именно так появилась идея «открытой архитектуры», когда устройство можно собирать из комплектующих разных производителей, соответствующих единому стандарту. По-сути, это был апгрейд идеи «IBM-совместимых устройств». Даже на выборе операционной системы группа Лоу не стала заморачиваться, предложив сотрудничество сразу трём софтверным компаниям, в том числе Microsoft.

8b857c1e11d7b3fec818636e24dfb461

ЭРА ПЕРСОНАЛОК
Так выглядела одна из первых реклам IBM PC — компьютера, который буквально перевернул мир

Конечно, нельзя сказать, что инженеры IBM просто собрали персональный компьютер из купленных на радиорынке деталей. Архитектура устройства была во многом революционной. И главное — проектировщики смогли придумать конструкцию, совмещавшую компактность, невысокую себестоимость и достаточно приличный функционал. Впоследствии Джобс и Возняк насмехались над «топорностью» IBM 5150 — так официально назывался продукт группы Лоу. И не без оснований: компьютер IBM во многом уступал продукции Apple тех лет. Но зато стоил втрое дешевле. Кроме того, открытая архитектура позволяла обслуживать, ремонтировать и модернизировать компьютер любым сторонним фирмам, что оказалось принципиально важно для массового покупателя.

Маркетологи IBM назвали 5150 «персональным компьютером». Поступивший в продажу в августе 1981-го IBM PC произвёл фурор на рынке. 20% первых поставок раскупили сотрудники IBM. Пятилетний план продаж был выполнен за первый год. Однако незащищённость IBM PC патентами привела к быстрому появлению множества теперь уже «IBM PC-совместимых» компьютеров — так IBM снова неожиданно для себя стала создателем отраслевого стандарта. В первые же годы после появления PC большинство других платформ исчезли с рынка.

«Появились тысячи прикладных программ, невероятное множество компаний стало выпускать дополнительные платы, расширяющие аппаратные средства PC, — описывал экспансию PC Билл Гейтс. — Изобилие программ и вспомогательного оборудования для PC стимулировало рост продаж этих персональных компьютеров — они раскупались в масштабах, которые IBM не предвидела. Цикл положительной обратной связи принёс IBM миллиарды долларов. В течение нескольких лет более половины всех персональных компьютеров, используемых в бизнесе, выпускала IBM, а большая часть остальных машин была совместима с IBM PC».

Уйти, чтобы остаться

6

КОМПЬЮТЕР ГОДА
В 1982 году Тайм впервые назвал «человеком года» неодушевлённый предмет — персональный компьютер

Но успех IBM на рынке персоналок был непрочным. В отличие от мейнфреймов, IBM PC не содержал почти никаких уникальных технологий производителя. Поэтому вместо конкурентов, выброшенных с рынка, очень скоро выросли новые, производившие PC-совместимые компьютеры. Уже в 1983-м на рынок PC ураганом ворвался Compaq. Через несколько лет число производителей PC превысило сотню.

IBM с середины 1980-х непрерывно теряла внезапно завоёванные позиции на розничном рынке. К 1988 году было произведено 25 миллионов IBM-совместимых ПК, но из них лишь немногим более 15 миллионов — самой IBM. Некоторое время, когда модной была идея замены мейнфреймов сетями, состоящими из «персоналок», положение патриарха рынка казалось откровенно шатким. Но мода прошла, а спрос на мейнфреймы, превратившиеся со временем в «суперкомпьютеры», решающие непосильные для PC задачи, остался. В 2005-м IBM тихонько продала всё свое «писишное» хозяйство китайской молодёжи из Lenovo, купила за $3,5 млрд консалтинговый бизнес Pricewaterhouse Coopers и ушла в тень b2b-рынка.

И вот из этой тени 4 августа 2016-го, к 25-летию появления революционного IBM PC, пришло сообщение: IBM создала первые в мире искусственные нейроны. Оказалось, что непотопляемый ветеран индустрии не только жив, но и, возможно, готовит очередную IT-революцию. И, похоже, что уникальная способность гиганта легко менять стратегические направления, опираясь на свои сильные стороны, сулит ему рекордное долголетие.


Самые первые



Самый первый компьютер в истории человечества был создан немецким инженером Конрадом Цузе в 1941 году. Программируемый механический вычислитель использовался для расчётов в германском авиастроении и был уничтожен вместе с документацией в 1945 году в результате авианалёта.

Первая в мире электронная вычислительная машина, работавшая на вакуумных лампах, была введена в эксплуатацию в 1945 году. Компьютер назывался ENIAC и использовался для расчётов траекторий артиллерийских снарядов, в проектировании термоядерных зарядов и других инженерных проектах для нужд армии США.

Первая в континентальной Евро­пе советская/украинская ЭВМ была разработана в киевском Институте электротехники АН УССР и введена в эксплуатацию 6 ноября 1950 года в здании бывшего монастыря в Феофании на окраине Киева.


Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти