Стальной характер

Абсолютное слияние владельцев со своим бизнесом сделало концерн Krupp олицетворением как лучших, так и худших черт Германии XIX–XX вв. Это же вывело концерн в лидеры индустриальной цивилизации и привело на грань краха


Эта статья была опубликована в номере 36 (494) за 09.09.2016 журнала «Фокус»


31 июля 1948 года барон Альфрид Феликс Альвин Крупп фон Болен унд Гальбах слушал приговор американского военного трибунала в Нюрнберге. В описательной части приговора говорилось: «…Фирма Круппов, этот огромный спрут, постоянно выбрасывала свои щупальца в том же направлении, в котором двигалась агрессивная машина вермахта, чтобы всасывать в Германию всё, что требовалось для её военных целей, и в особенности для самой фирмы. Не вызывает сомнений, что это стало возможным в значительной мере благодаря союзу между Круппом и правительством рейха, особенно — командованием армии и флота, а также близости Круппа к Гитлеру. Деятельность концерна во время войны во многом основывалась на ограблении других стран и на эксплуатации принудительного труда масс иностранных рабочих, в отношении которых имели место многочисленные злоупотребления».

«Обвиняемый Крупп фон Болен, встаньте, — произнёс судья и объявил: — На основании предъявленного вам обвинительного заключения трибунал приговаривает вас к двенадцати годам тюремного заключения с конфискацией всего имущества, недвижимого и движимого».

Очевидцы утверждали, что Крупп, славившийся тевтонской выдержкой, слова судьи о тюремном сроке выслушал, не пошевелив бровью. Но смертельно побледнел и едва не потерял сознание после слов о конфискации. Они означали, что империи Круппов настал конец.

Фридрих Первый

Drei_Ringe_von_Krupp

СТАЛЬНЫЕ КОЛЁСА
Хотя Krupp известен как производитель стали и оружия, первый большой капитал компания заработала, производя бесшовные стальные колёса во время железнодорожного бума в США

Впервые металлургический бизнес Круппов потерпел крах в 1814 году, в первые же годы после основания. Прапрадед Альфрида, Фридрих Крупп, владевший льняной лавкой и кузницей, мечтал наладить производство легированной стали. В те годы секретная технология принадлежала англичанам, которые её тщательно охраняли. Как гласит семейная легенда, однажды во время очередной наполеоновской войны в дверь Фридриха постучали. На пороге стояли два оборванца, которые на ломаном немецком представились то ли дезертировавшими, то ли бежавшими из плена английскими офицерами. Беглецы нашли временный приют в доме бюргера. И когда разговор зашёл о знаменитой британской стали, выяснилось, что офицеры были на «гражданке» металлургами. За скромное вознаграждение англичане передали гостеприимному хозяину секретную технологию и были таковы. По другой легенде офицеры были прусскими и некоторое время даже проработали на заводе Круппа.

В строительство и развитие небольшой сталеплавильной мастерской Крупп вложил все свои средства, да ещё и набрал долгов. Но выяснилось, что, независимо от национальности офицеров, «секрет» их был липовым. Три года понадобилось Фридриху Круппу, чтобы убедиться в этом — и разориться. Правда, родня не дала ему с семьёй пойти по миру. Однако поставила условие: Фридрих должен был вернуться к прежним приличным занятиям — кузнице и торговле. Но «стальная лихорадка» не отпускала. Бюргер по ночам возвращался на свой заброшенный заводик и разводил огонь в плавильной печи.

«Приличные занятия» вернули ему часть потерянного состояния. И он тут же снова вложил всё в строительство нового заводика на окраине родного Эссена на речке Берне, которая должна была вращать водяное колесо, приводившее в движение заводскую механику. Завод был запущен в конце 1819-го, а в следующее же жаркое лето Берне пересохла. Завод остановился, и Фридрих Крупп разорился во второй раз.

Он трижды писал прусскому правительству в надежде получить субсидии. Он предлагал русскому императору запустить литейное производство в России. В 1824-м тесть за долги отнял его дом, и Крупп с женой и четырьмя детьми перебрался в хижину, пристроенную к своему полумёртвому заводу, где несколько рабочих продолжали варить и ковать низкокачественную сталь. Старшему сыну, Альфреду, в это время было 12. Всего через два года, когда ему минуло 14, 39-летний отец, так и не выбравшись из нищеты и долгов, умер.


GettyImages-170465685

СТАЛЬНОЙ ГИГАНТ. Так выглядел сталелитейный и оружейный завод Круппа в Эссене в середине XIX столетия


Так выплавлялась сталь

Уже почти 200 лет жизнь Альфреда Круппа является в Германии образцом для подражания, став одним из главных примеров «германского характера». Обстоятельства, при которых юноша стал предпринимателем, наложили сильный отпечаток на его личность. Всю жизнь (а он дожил до 79 лет) Альфред страдал депрессиями и хронической бессонницей. Голодное детство превратило его традиционную немецкую бережливость в аскетическую скупость. Дошло до того, что он, дабы сэкономить на свечах, научился бессонными ночами писать в темноте. Но, конечно, не этими особенностями он врезался в память германского народа.

Уже в день похорон Фридриха Круппа его жена гордо заявила собравшимся: «Бизнес не пострадает ни в коей мере, потому что мой муж принял меры предосторожности и научил моего старшего сына секретной формуле изготовления литой стали». Никакой секретной формулы не было, но и отступать Альфреду было некуда. Назавтра мальчишка явился на завод и заявил рабочим, что теперь он будет управлять производством. Через несколько дней он разослал всем клиентам отца письмо, где говорилось: «Неудачи остались в прошлом, а у фирмы сейчас так много заказов, что мы не успеваем их выполнять». Тем временем платить рабочим было нечем. Альфред бросил школу и полностью отдался заводу. «Я сам, — вспоминал он в старости, — работал в качестве клерка, составителя писем, кассира, кузнеца, оператора плавильных печей, дробильщика кокса, ночного надзирателя на продувочной печи и брался за многие другие работы».

Эксперименты с литьём продолжались, и вот 27 января 1830 года 18-летний Крупп написал одному из друзей: «Я только что добился важного успеха в создании полностью поддающейся сварке тигельной стали. Испытания на предмет её использования для изготовления самых тяжёлых кувалд, а также мелких режущих инструментов закончились успехом, столярные стамески из неё исключительно хорошо режут, а молоты обладают очень высокой степенью прочности».

Ещё шесть лет понадобилось Круппу, чтобы уговорить одного из кузенов дать ему заём на покупку старого парового двигателя. Двигатель барахлил, но теперь завод Круппа не зависел от пересыхающей раз за разом речки. Теперь можно было развернуться.

За следующие несколько лет Альфред Крупп объехал всю Европу. Он останавливается в самых дешёвых отелях и встречается по рекомендациям, выпрошенным в Пруссии, с крупнейшими промышленниками, политиками, аристократами. Совершает по 20–30 визитов в день, демонстрируя образцы продукции, которые ему шлют из Эссена. Обратно Альфред отправляет подписанные контракты. Кроме стали в слитках основной продукцией Круппа в то время были стальные столовые приборы, на оригинальную технологию производства которых Альфред даже получил патент. Но однажды один торговец спросил, может ли Крупп из своей стали делать мушкеты.

Семь лет понадобилось Альфреду на эксперименты, в ходе которых от мушкетов он перешёл к идее создания стальной пушки. В то время самыми дешёвыми были пушки из чугуна, но они были тяжёлыми и хрупкими. Кованые железные — слишком мягкими, а прочные бронзовые — очень дорогими. В 1849-м Альфред Крупп отправляет в Берлин предложение изготавливать пушки из литой стали. И получает от военного ведомства отказ под предлогом того, что в битве при Ватерлоо (34 годами ранее) бронзовая артиллерия зарекомендовала себя с наилучшей стороны.

Спустя два года Альфред принимает участие во Всемирной ярмарке в Лондоне. Кроме пружин, амортизаторов и колёсных осей Крупп демонстрирует стальную отполированную до блеска 6-футовую пушку. Она удостоилась внимания лондонской прессы (журналисты не верили, что такая тонкая сталь может выдержать хотя бы несколько выстрелов) и даже королевы Виктории. Но не заказов. Вернувшись в родной Рур, Альфред распоряжается подарить пушку королю Пруссии. Фридрих Вильгельм IV, не поняв значения подарка, решает украсить блестящей «игрушкой» свой дворец. Что ж, решил Крупп, пусть пушка служит хотя бы рекламой.

В 1855-м 12-футовая стальная пушка Круппа принимает участие во Всемирной выставке в Париже. Она приводит в такой восторг Наполеона III, что тот награждает Альфреда орденом Почётного легиона. Но оборонное ведомство Франции остаётся приверженным бронзе, и Крупп снова дарит пушку — на этот раз русскому императору. В России из подаренной пушки сделали 4 тысячи залпов, генералы дружно согласились, что никакая бронзовая пушка не выдержала бы такой нагрузки — и отправили подарок Круппа в музей артиллерии.

На десятый год «пушечной эпопеи», к 1859-му, Альфред отчаивается наладить производство орудий. Он пишет, что намерен забыть о своей идее, поскольку попытки продать пушки хоть какому-то из европейских государей неизменно оканчивались неудачами. У Круппа к тому времени был отличный источник заработка — производство железнодорожных колёс, технологию литья и механической обработки которых Альфред разработал лично. Именно колёса стали надёжной основой процветания металлургического бизнеса Круппа. Три колеса образовали существующий доныне товарный знак компании.

Но в те дни, когда Крупп писал о решении окончательно отказаться от производства пушек, происходит чудо. Прусский регент Вильгельм Гогенцоллерн, заметивший блестящую «игрушку» восемь лет назад во дворце у брата-короля, распорядился заказать у эссенского промышленника три сотни 6-футовых орудий.

Первый же государственный заказ словно бы прорвал плотину: Крупп начинает поставлять пушки в Австрию, Англию, Бельгию, Голландию, Испанию, Россию, Швейцарию. В 1863-м он получает от Санкт-Петербурга фантастический заказ на миллион таллеров, для выполнения которого строит дополнительный цех. Узнав подробности российского заказа, одна из берлинских газет назвала Круппа Kanonenkonig. С тех пор прозвище «пушечный король» стало вторым именем не только для Альфреда Круппа, но и для всех возглавлявших бизнес его потомков.


dora-unikalnoe-sverhtyazheloe

ПУШКА «ДОРА». Крупнейшее в истории артиллерийское орудие, созданное инженерами AG Krupp в 1941 году, могло отправить 700-килограммовый фугасный снаряд на расстояние в 48 км


Что позволено Юпитеру

Правнук «Великого» Альфреда Круппа — Альфрид Крупп фон Болен унд Гальбах вышел из тюрьмы в феврале 1951 года, отсидев почти шесть лет. В 1949-м попытки СССР и его бывших союзников договориться о будущем Германии провалились, и на территории поверженного рейха образовались два конкурирующих государства, всё сильнее втягивавшихся в разворачивавшуюся холодную войну. Западные союзники, понимая, что на границе с Восточным блоком нужно иметь сильные государства, включает ФРГ в программу экономической поддержки. В самой Западной Германии возглавляющий правительство Конрад Аденауэр и координатор экономических реформ министр Людвиг Эрхард для восстановления разрушенной экономики делают ставку на поддержку предпринимателей, в первую очередь промышленников.

25 июня 1950-го начинается корейская война, в которой, по сути, сталкиваются СССР и Китай — с одной стороны, и США — с другой. Осенью северокорейское наступление было с трудом остановлено. И союзники снимают с ФРГ ограничение на производство стали: пора было начинать спешное вооружение. 1 декабря 1950-го Альфрид Крупп, ещё будучи заключённым, провёл в тюрьме Ландсберг совет директоров, в котором приняли участие как отбывавшие заключение директора компании Круппа, так и прибывшие из Эссена оставшиеся на свободе руководители. Хотя значительная часть оборудования и сооружений были разрушены бомбёжками или вывезены в счёт репараций, преданный Круппам персонал был готов приступить к восстановлению предприятий. 31 января 1951 года было опубликовано официальное сообщение о помиловании Альфрида Круппа и ещё 100 заключённых тюрьмы Ландсберг. Но более важным для Круппа было то, что помилование возвращало всё принадлежащее ему имущество, поскольку «конфискация противоречит духу американского права».

Однако на территории Германии действовал навязанный американцами закон о демонополизации. Опираясь на него, представители стран-союзников вынудили Круппа подписать в городе Мелеме обязательство продать не позднее 1959 года все свои угольные и стальные компании за сумму не меньше $70 млн. Круппу оставались только машиностроительные активы.

krupp_krupp5

ЧЕЛОВЕК С ОБЛОЖКИ
Альфрид Крупп на обложке журнала Time, 1957 год

Для управления горно-металлургическими предприятиями Круппа и их последующей продажи была создана временная холдинговая компания. Однако в самой Германии покупателей, способных заплатить $70 млн, не находилось, а зарубежные капиталисты не спешили инвестировать в германский бизнес. Да и сам Крупп не только не проявлял активности в продаже, но и упорно пытался оспорить мелемское соглашение как заключённое под давлением. Обнаружив, что правительство Аденауэра занимает в этом вопросе неопределённую позицию, Крупп ввёл своих людей в органы управления отторгнутых предприятий в качестве наблюдателей. Затем выяснилось, что американцы и французы готовы пересмотреть Мелемский договор.

Избранный повторно в 1957-м канцлер Аденауэр обратился к главам правительств США, Франции и Великобритании с просьбой отложить на год дедлайн продажи Круппом своих горно-металлургических активов, учитывая его вклад в возрождение экономики Германии. Разрешение было получено — и с тех пор этот ритуал повторялся ежегодно, до самой смерти Круппа в 1967-м, после чего AG Krupp заявила, что Мелемское соглашение утратило силу.

В 1958-м Крупп скупил акции своего довоенного конкурента — Бохумского металлургического синдиката. А в 1960-м официально объявил, что все его компании снова слиты в одну. За 15 лет после разгрома Германии, потери более половины производственных мощностей и ареста Альфрид Крупп увеличил своё состояние в 10 раз, став одним из пяти богатейших людей мира, а его AG Krupp превысила довоенные размеры. Крупп оказался единственным германским олигархом, нарушившим закон о демонополизации. Один из близких знакомых Альфрида так прокомментировал случившееся: «Ему следовало продать эти предприятия. Но если вы хотите понять Круппов, надо усвоить: они не сдаются».


Bagger-garzweiler

BAGGER 288. Построенный в 1978-м карьерный экскаватор Friedrich Krupp AG весом 13 500 тонн до сих пор остаётся одним из крупнейших в мире


Конец империи

Редактор воскресного выпуска газеты Die Welt так объяснил феномен AG Krupp: «Они все, начиная с самого «Великого» Круппа (так в Германии называют Альфреда) и до самого мелкого служащего, смотрят на своё дело не как на средство получения прибыли, но считают себя своего рода государством».

«Государство» Круппа, так же, как нацистскую Германию, погубил экспансионизм. К середине 1960-х AG Krupp становится транснациональной компанией с активами более чем в десяти странах. Но культуру прусского порядка и преданности компании, которую более 100 лет пестовали в Руре, невозможно было установить за океаном. Управляемость империей ухудшилась, зарубежные активы скатывались к убыткам, которые приходилось перекрывать кредитами в зарубежных банках. В итоге в 1967-м 263 банка одновременно предъявили долговые претензии AG Krupp. После одной из тяжёлых встреч с кредиторами Альфрид Крупп скончался от инфаркта.

После компания распродала часть активов и была преобразована в акционерное общество. А в 1999-м AG Krupp объединилась с концерном Thyssen AG. Сегодня Thyssen Krupp Group с оценкой капитализации в $13,8 млрд занимает 661-е место в рейтинге Forbes. Thyssen Krupp остаётся крупнейшим в мире производителем качественных легированных сталей. А вместо самых больших в мире пушек производит самые большие в мире эскалаторы и экскаваторы.


Альфред и Альфрид

«Великого» Альфреда Круппа при крещении назвали так же, как его правнука — Альфридом. Но отец, восхищавшийся британской промышленностью, называл сына на английский манер — Альфредом. После смерти отца Альфред продолжил называть себя так же.

Дизельный двигатель

Дизельный двигатель, конечно, изобрели не Круппы. Но Фридрих Крупп — второй, сын Альфреда, финансировал изыскания Рудольфа Дизеля на Аугсбургском машиностроительном заводе (сейчас концерн MAN).

Пенсии

Пенсии в современном понимании этого слова как раз придумали Круппы, а именно — Альфред. В 1858-м, более чем за 20 лет до принятия Бисмарком закона о государственном пенсионном обеспечении (первого в мире), на предприятиях Круппа были учреждены пенсии для сотрудников. Круппы, не замеченные в благотворительности или финансировании государственных затей, строили для своих рабочих жильё, больницы и школы. Первое, что сделал Альфрид Крупп, выйдя из тюрьмы, — восстановил пенсионные выплаты своим бывшим рабочим. «Крупповцы», как сами себя называли рабочие, не участвовали в забастовках и готовы были идти за хозяином хоть в огонь, хоть в воду.

Фото: Getty Images


Теги: , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти