Кохтопус

Как либертарианские идеи из романа Айн Рэнд «Атлант расправил плечи» легли в основу одного из самых успешных частных предприятий мира — многоотраслевого концерна Koch Industries с годовым оборотом $115 млрд


Эта статья была опубликована в номере 11 (472) за 18.03.2016 журнала «Фокус»


В 1957 году увидела свет книга, которую 30 лет спустя американцы назвали второй после Библии по масштабу влияния на их жизнь. Речь идёт о романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи», воспевавшем людей дела — изобретателей и промышленников, противостоявших государственному вмешательству в экономику. «Это не просто роман, — писал в письме автору романа один из основателей либертарианства Людвиг фон Мизес. — Это в первую очередь убедительный анализ зол, которые мешают нашему обществу, и безжалостное разоблачение неискренности политики правительства и политических партий».

В дни, когда «Атлант» поступил в продажу, Чарльз де Ганахл Кох заканчивал учёбу в Массачусетском технологическом институте, где получил несколько степеней: бакалавра и магистра машиностроения, а также магистра химического машиностроения. Молодому инженеру предстояло не только стать большим поклонником произведения Айн Рэнд и экономических взглядов фон Мизеса, но и посвятить всю жизнь реализации изложенных в книге принципов. Возможно, такая убеждённость была связана с тем, что отец Чарлза, Фред Чейз Кох, словно сошёл со страниц этого романа.


kochtopus-1

ОСЬМИКОХ. Кохтопус — так американские газеты описывают влияние братьев Кох на политиков и политику в США


Спасибо товарищу Сталину

Winkler-Koch Engineering Company инженер-химик Фред Чейз Кох основал вместе с сокурсником Льюисом Винклером в 1925 году. Компания оказывала услуги по монтажу и ремонту технологического оборудования для нефтеперерабатывающих заводов. Ещё через два года компаньоны модернизировали установку термического крекинга — процесса получения бензина из мазута. Установка Винклера — Коха была значительно компактнее и дешевле существовавших — её могли использовать даже самые маленькие НПЗ, ранее вынужденные продавать мазут за бесценок отраслевым гигантам.

Реакция гигантов поразила Коха и его партнёров: в следующие пять лет на Winkler-Koch Engineering было подано 44 (!) судебных иска за нарушение патентов. 43 из них юристам компании удалось отбить, но 44-й стал для бизнеса фатальным. Проиграв дело в первой инстанции, Winkler-Koch Engineering не справилась с давлением и была объявлена банкротом. Впоследствии было установлено, что судья, «приговоривший» бизнес Коха к запрету на реализацию установок крекинга, был подкуплен. Но компания восстановлению уже не подлежала… И тогда Фред Кох уехал в Советский Союз.

Нет, он отнюдь не стал большевиком и политэмигрантом. Дело в том, что в 1929 году Winkler-Koch Engineering заключила с советским правительством договор на поставки своих установок. Судебное решение, запрещавшее реализацию установок крекинга, помехой не были: СССР не признавал зарубежные патенты и решения американских судов. Поэтому Кох отправился в СССР, чтобы руководить монтажом и вводом в эксплуатацию своего оборудования в Грозном, Баку, Туапсе и Батуми.

Сделка с Советами принесла Фреду Коху $5 млн — огромные деньги, особенно с оглядкой на то, что в США в эти годы бушевала Великая депрессия. Такой подарок судьбы мог бы сделать Коха поклонником Советского Союза. Но этому помешали два обстоятельства. Во-первых, советские инженеры скоро разобрались в устройстве его установок, и СССР начал производить их самостоятельно, не платя Коху ни копейки за авторство: на этой территории американские патенты не защищались. А во-вторых, Фред Кох своими глазами увидел, какой ценой проводилась индустриализация и какими средствами действовала власть большевиков. На глазах инженера-предпринимателя попадали под «чистки», а затем и вовсе пропадали без вести его советские приятели. «Землёй голода, нищеты и террора» назвал впоследствии Фред озолотившую его страну. Советская власть внушила ему такой ужас и отвращение, что даже американская пресса назвала антикоммунистические взгляды Коха параноидальными.

Кох смог вернуться в США и на заработанные на «земле террора» миллионы основал Rock Island Oil & Refining Company, купив свой первый нефтеперерабатывающий завод и доли ещё в нескольких. А когда в 1967-м Фред Кох умер от сердечного приступа, компанию возглавил его сын Чарльз, переименовав её в честь отца: с 1968-го и по наши дни она называется Koch Industries.

За следующие полвека Koch Industries под руководством Чарльза Коха увеличила доходность почти в 2000 раз, с $68 млн в 1968 году до $115 млрд в 2015-м. Она вошла в двадцатку крупнейших компаний мира и стала одной из двух самых крупных частных компаний США.


CGK-&-DHK-2008-Resized

БРАТЬЯ КОХ. ОБРАЗ. Владельцы семейного бизнеса, который они увеличили в 2600 раз, Дэвид и Чарльз Кохи по праву могут считаться символом американского предпринима­тельства


По семейным обстоятельствам

«Не верьте коммунистам, не берите в долг и не продавайте семейный бизнес», — три «правила Фреда Коха» его четыре сына усвоили с самого детства. Страх перед долгами Коха-старшего был так велик, что в последние годы жизни он выводил всю прибыль из бизнеса, чтобы детям было чем заплатить налоги на наследство. Поэтому Чарльз Кох принял в управление хотя и крепкую, но второсортную компанию с рентабельностью менее 3%.

Как отец, Чарльз Кох окончил Массачусетский технологический, но не мог похвастаться изобретением мирового масштаба. В историю он решил войти за счёт достижений в бизнесе. «Я всегда был безразличен к роскоши, я хотел что-то построить», — описывал впоследствии Чарльз Кох свои амбиции.

Уже через год после занятия главного кабинета компании Чарльз затеял судьбоносную для бизнеса сделку. Чтобы получить контроль над Great Northern Oil Company, Кох нарушил сразу два завета отца: занял «под честное слово» $25 млн у другого совладельца Great Northern Oil, нефтяного магната Джеймса Говарда Маршалла II, а затем вернул долг долей в Koch Industries. «Это была целая куча денег для нас тогда, — вспоминал Чарльз Кох. — Сколько людей согласились бы на это? Но, благослови Господь его [Маршалла] сердце, он доверял мне».

Покупка Great Northern Oil дала толчок бурному развитию бизнеса Кохов, выведя компанию на рынки полимеров, синтетических волокон и торговли сырьевыми товарами. Но с этой сделки в семье начались разногласия, которые вскоре едва не погубили Koch Industries.

Основатель компании Кох-старший был принципиальным противником любой коллективной собственности, называя её ногой, которую коммунизм просовывает в вашу дверь. Он единолично владел своим бизнесом, не допуская и мысли о привлечении сторонних инвесторов. И тем более акционерного капитала. В общем, Чарльзу понадобился весь его дар убеждения, чтобы добиться от братьев согласия на продажу доли бизнеса чужаку Маршаллу.

Следующая идея Чарльза Коха встретила ещё большее сопротивление семьи. Он предложил братьям взять за правило реинвестировать в развитие 90% прибыли. С ним согласился Дэвид Кох, но Фред-младший и Билл были категорически против. Решающим оказался голос Маршалла, который — уже в качестве совладельца Koch Industries — поддержал Чарльза.

Разногласия во взглядах на цели бизнеса вскоре привели братьев в зал суда. Тяжба между Чарльзом и Дэвидом, с одной стороны, и Фредом и Биллом — с другой, длилась почти 10 лет и едва не довела бизнес до краха, когда в 1980-м Фред и Билл попытались захватить власть в компании. И снова «чужак» Маршалл встал на сторону Чарльза. В итоге, в 1983-м Чарльз, Дэвид и Маршалл выкупили доли у Фреда и Билла — за астрономическую по тем временам сумму в $1,3 млрд. Но со временем стало ясно, что это была одна из самых успешных инвестиций в истории бизнеса. Сегодня Чарльз и Дэвид Кохи делят 6-е и 7-е места в международном рейтинге миллиардеров Bloomberg с состоянием по $45,4 млрд у каждого.


GP02AC1-koch-brothers

БРАТЬЯ КОХ. МИШЕНЬ.Владельцы предприятий — загрязнителей окружающей среды, Кохи — традиционные цели Гринпис


Ценности братьев Кох

С тех пор структура собственности компании не менялась: братья владеют 84% акций, семья Маршалла (Дж. Г. скончался в 1995-м) — 14% Koch Industries. На предложения выйти на IPO Чарльз Кох неизменно отвечает: «Только через мой труп». Штаб-квартира Koch Industries с момента основания расположена в городке Уичито, штат Канзас, с населением 360 тыс. человек. Кох живёт там же, в простом доме, построенном ещё в 1975 году. Дэвид, номинально остающийся вице-президентом, в последние годы сосредоточился на благотворительности и политической деятельности.

Абсолютный контроль над компанией позволяет Чарльзу Коху продолжать реинвестировать 90% прибыли и развивать компанию без оглядки на сиюминутные интересы. В 2005-м он провёл крупнейшее в истории компании поглощение. Georgia Pacific, деревоперерабатывающий гигант, обошёлся ему в $21 млрд. Не успела начаться модернизация приобретения, как разразился финансовый кризис, и обвал рынка недвижимости разорил целое направление производства строительных материалов Georgia Pacific. Но Кох и не подумал останавливать инвестиционную программу стоимостью в миллиард. «Мы покупаем компании не для того, чтобы их выжать и выбросить, а чтобы построить и развить новый бизнес», — объяснил он. И в 2012-м Georgia Pacific стоила уже $28 млрд.

В 2013-м Koch Industries сделала очередную стратегическую инвестицию, приобретя за $7,2 млрд Molex Inc. — производителя комплектующих для радиоэлектронного оборудования и компьютеров, одного их ключевых поставщиков (на $4 млрд в год) компании Apple. «Наша концепция состоит в том, — заявили в Koch Industries, — чтобы перейти от производства разъёмов к обеспечению электронных решений для наших клиентов. Таким образом наш потенциальный рынок вырастет с $50 млрд до $500 млрд». Так промышленный гигант, семь десятилетий занимавшийся переработкой сырья, сделал заявку на место под солнцем высоких технологий. И не только на них. К примеру, их управленческая концепция Market-Based Management предполагает предоставление сотрудникам широких полномочий в принятии решений на всех уровнях. А достижения персонала являются основой для оплаты труда: в компании Кохов нет тарифных сеток. Братья вообще выступают принципиальными противниками гарантированной заработной платы. Но при этом щедро платят за реальный вклад: на их заводах успешные сотрудники часто зарабатывают больше своих руководителей. «Мы пытаемся оценить, сколько стоимости создаёт работник, и награждаем его соответственно» — так Кох описывает свой подход к системе вознаграждений.

20141112_081118_548903702a

«Движение чаепития» названо в честь события американской истории — акции протеста 1773 года под лозунгом «Нет налогам без парламентского представительства», в ходе которого американские колонисты уничтожили английский груз чая. Впоследствии акция была названа «Бостонским чаепитием», но иногда название движения расшифровывают как TEA: Taxed Enough Already («Хватит с нас налогов»).

Либертарианские взгляды, унаследованные от отца и успешно реализованные в бизнесе, братья Кох продвигают и в бизнесе, и в общественной жизни. Они поддерживают однополые браки, выступают за легализацию эвтаназии и лёгких наркотиков — и против военного участия США в конфликтах за рубежом. Казалось бы, с такими взглядами они должны быть любимцами демократической партии и кумирами либеральной прессы. Однако и сами братья, и поддерживаемое ими «Движение чаепития» усилиями массмедиа давно превращены в гротескный символ консерватизма — их представляют едва ли не «американским талибаном».

Один из лидеров нынешней президентской гонки от демократической партии, Берни Сандерс, прямо называющий себя социалистом, так отозвался о братьях Кох: «Эти миллиардеры уже завладели большей частью нашей экономики. Этого, очевидно, им недостаточно. Их цель состоит не только в том, чтобы сократить социальное обеспечение, противодействовать увеличению минимального размера заработной платы и сократить федеральное финансирование образования. Они хотят отменить основную часть законодательства, которое защищало средний класс, стариков, детей, больных и самые уязвимые слои этой страны».

Дело в том, что, отстаивая личные права и свободы, Кохи так же последовательно стремятся защитить от посягательств государства свободы экономические. Потратив около миллиарда долларов на благотворительные проекты в сфере медицины, образования и искусства, Кохи отказывают государству в праве распоряжаться деньгами граждан даже в гуманитарной сфере. «Самые большие проблемы в обществе произошли в тех областях, которые, как считается, лучше всего контролируются коллективно: атмосфера, водоёмы, улицы городов, политические организации и человеческая добродетель», — пишет в своей книге «Наука успеха» Чарльз Кох.

«Экономическая свобода, — говорится в декларации основанного им The Charles Koch Institute, — является ключом к более широким возможностям для улучшения качества жизни. Это свобода выбора: как производить, продавать и использовать свои собственные ресурсы, соблюдая при этом права других делать то же самое. Эта простая концепция — двигатель, который управляет развитием в мире и объясняет, почему некоторые общества процветают, а другие нет».

Пока успехи Кохов в политической борьбе довольно скромны, особенно на фоне сумм, которые братья тратят на популяризацию либертарианских идей и поддержку политиков-единомышленников. В 1980-м Дэвид Кох баллотировался в вице-президенты от Либертарианской партии, но в паре с кандидатом в президенты Эдом Кларком набрал чуть более 1% голосов. И до сих пор, несмотря на опасения Берни Сандерса, в борьбе Кохов с «социалистическими» действиями правительства Барака Обамы уверенно побеждает правительство. Однако братья Кох не сдаются. «Мы будем сражаться, пока дышим, — говорит Дэвид. — Мы хотим передать нашим детям лучшую и более преуспевающую Америку». В общем, всё в точности по Айн Рэнд.


Чарльз Кох. Прямая речь


  • О демократии

    «Настоящая демократия начинается, когда люди могут управлять своими жизнями и выбирать, как им потратить свои деньги. При нынешней демократии мы каждые два или четыре года выбираем кого-то, кто говорит нам, как надо жить».
  • О развитии экономики

    «Страны, которые чётко определяют и защищают индивидуальную частную собственность, правильно стимулируют инвестиции и рост. Те, которые угрожают частной собственности и конфискуют её, теряют капитал и приходят в упадок».
  • О налогах

    «Большая часть того, на что правительство тратит деньги, приносит больше вреда, чем пользы. Я полагаю, что мои коммерческие и некоммерческие инвестиции намного полезнее для общественного благосостояния, чем отправка денег в Вашингтон».
  • О борьбе с коррупцией в правительстве

    «Единственный способ этого достичь — запретить правительству раздавать бесплатные конфетки. На них все слетаются как мухи на мёд. Первое, что нужно сделать, — это отменить государственные субсидии и компенсации бизнесу».
  • О власти капитала

    «Главная сила власти — это способность принуждать. У нас с братом нет такой силы».



Топ-5 крупнейших частных компаний США и их выручка в 2015 г.



Cargill, сельское хозяйство и продукты питания — $120,4 млрд

Koch Industries, химическая и целлюлозно-бумажная промышленность, машиностроение, скотоводство — $115 млрд

Dell, технологическое оборудование — $59 млрд

Albertsons, торговля продуктами питания — $57,5 млрд

Bechtel, строительство — $37,2 млрд


Теги: , , , , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти