Гений и злодейство

Первые большие деньги банк Джона Пирпонта Моргана заработал, подставив под удар финансовую систему США. Спустя 150 лет подходы к ведению бизнеса у руководства JP Morgan Chase не сильно изменились, но теперь банк играет уже в мировом масштабе


Эта статья была опубликована в номере 50 (461) за 18.12.2015 журнала «Фокус»

В мае 1912 года в комитете палаты представителей конгресса США по банковскому делу и валюте начались слушания по так называемому делу «Денежного треста». Дело появилось в рамках правительственной антиолигархической кампании. Акт Шермана, на котором основывалась борьба с монополиями, пролежал к тому времени под сукном более 20 лет. И вот общество и власть дозрели до активных действий.

Годом ранее, в 1911-м, крупнейшее на тот момент предприятие мира — Standard Oil Джона Рокфеллера было принудительно разделено на 38 компаний. Теперь конгрессмены добрались до самой вершины финансово-промышленного айсберга США.

В докладе, вышедшем по итогам слушаний, комитет утверждал, что группа финансовых лидеров зло­употребила общественным доверием, чтобы захватить контроль над большей частью промышленности страны, включая сталелитейные, железнодорожные, нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие компании, коммунальные предприятия и средства массовой информации. Комитет определил, что «Денежный трест» состоял из шести основных банковских домов, а вершиной пирамиды был банк частных инвестиций J.P. Morgan&Co.

На слушания был вызван руководитель финучреждения, 75-летний Джон Пирпонт Морган. «Как вам удалось консолидировать управление таким количеством активов? Какие гарантии вы предоставляли партнёрам?» — спросил у него ведущий заседание конгрессмен. «Кредит доверия основывается не на деньгах или собственности, — ответил самый влиятельный финансист США.  — Самое главное — характер и репутация, а это за деньги не купишь».

Чутьё

jp-morgan-wallpaper

«У человека всегда есть два объяснения своим поступкам: одно — пристойное, другое — настоящее»

Джон Пирпонт Морган об истинной природе человеческих поступков

Более чем за полвека до описываемых событий, в 1857 году, молодого младшего бухгалтера Нью-Йоркской банковской фирмы «Дункан, Шерман и Ко» Джона Моргана отправили в командировку на Дикий Запад. В порту Сан-Франциско Джон случайно познакомился с капитаном судна, доставившего груз кофе. Корабль простаивал, не имевший знакомств на берегу капитан боялся иметь дело с местными бандитами и был готов продать груз по любой цене. Поддавшись импульсу, Морган выкупил кофе за деньги своей компании и на следующий день продал с большой прибылью. Руководство «Дункан, Шерман и Ко» было возмущено несогласованной и рискованной спекуляцией, но, поскольку деньги не пострадали, Моргану она сошла с рук.

С тех пор интуиция стала его главной опорой в коммерческих вопросах. Близкий друг описал Моргана как очень инстинктивного человека: «Он не мог сесть и рационально анализировать проблему. А если и мог бы, то не сумел бы сообщить вам об этом».

Часто, размышляя над принятием важнейших решений, Морган раскладывал карточный пасьянс, в процессе перемещения карт ему приходили нужные ответы. Не менее экстравагантно проходили и совещания с его участием. Пока другие спорили, Джон сидел в соседнем помещении и курил свою вечную сигару. После того как спорщики добивались единого мнения, он являлся к ним, выслушивал предлагаемое решение, отвечал только «да» или «нет» — и уходил без объяснений.

Та командировка в Сан-Франциско тоже дала пищу для интуиции Моргана. Он заметил, что крупный капитал не осмеливался иметь дело с Диким Западом, где в то время властвовала знаменитая пара: револьвер Кольта и винтовка Винчестера. 20-летний бухгалтер нутром почувствовал: это его «тема».

Человек с планом

gEfgEd6Ggyo

«Если вы спрашиваете, сколько уходит в год на содержание яхты, значит, она вам не по карману»

Джон Пирпонт Морган о том, что роскошь уместна лишь тогда, когда человек действительно в состоянии её себе позволить

Бурно развивавшаяся после эпидемии «золотой лихорадки» Калифорния манила людей и капиталы. Но в те годы путешествие на пустынное Западное побережье США занимало от пяти до восьми месяцев. Причём сухопутная дорога через континент была медленнее и опаснее, чем морская, вокруг всей Южной Америки. Владельцы морских судов зарабатывали состояния. И Морган решил, что будущее — за железной дорогой.

В США денег на такой проект не было. Британские банкиры могли бы инвестировать в строительство, но считали это слишком рискованным. По общему мнению, в огромной заокеанской стране, где почти отсутствовала центральная власть, значительную часть территории контролировали банды и непокорные индейские племена, а о коррупции местных властей ходили легенды, любые вложения в инфраструктуру были бы неминуемо разворованы.

Отец Джона, Джуниус Морган, был партнёром крупного британского банкира Джорджа Пибоди. Джон отправился в Лондон. «Люди, а не активы, — заявил там Морган,  — должны быть основанием для инвестиций». Ему удалось впечатлить банкиров, и молодой Морган надолго стал для английских финансистов человеком, который заботился о безопасности их денег на Диком Западе.

И он действительно заботился. Обязательным условием предоставления британских кредитов железнодорожникам было включение его, Джона Пирпонта Моргана, в состав совета директоров компании. Железной рукой Джон поменял менеджмент, ликвидировал мелкие фирмы, присоединив их к более крупным. Он занимался рейдерством и отбивался от рейдерских атак. О расчётливости и безжалостности железнодорожного магната начали слагать легенды. Джуниус Морган пишет сыну, что «христианин должен больше думать о ближних». Но в то время Джону было не до христианских ценностей — к концу века он уже контролировал около 8000 км железных дорог США и продолжал строить свою империю.

В сферу интересов молодого финансиста входили не только рельсы и шпалы. В годы гражданской войны Морган успешно спекулировал оружием, в том числе покупая его у южан и с большой прибылью продавая северянам. Благополучно пережив благодаря связям в правительстве расследование конгресса по «делу карабинов», Морган переключился на спекуляции государственными банковскими билетами. А накопив наличность, он совместно с Эдвардом Кетчумом, впоследствии арестованным за махинации на валютном рынке, занялся золотом. Спекуляция принесла партнёрам в 1863 году первые действительно крупные деньги: более $100 000. Но для этого Моргану пришлось действовать с таким размахом, что он едва не обрушил финансовую систему США. К тому времени оперировать только заёмными деньгами стало недостаточным. Поэтому капиталист основал инвестиционно-коммерческий банк J.P. Morgan&Co., которому предстояло просуществовать почти 140 лет и стать основой одного из крупнейших в мире финансовых конгломератов.

WST-7-01

«Отдых необходим. Я могу сделать годовой объём работы за 9 месяцев, но не за 12»

Джон Пирпонт Морган о том, что работа не цель, а всего лишь средство

Хотя на спекуляциях Морган зарабатывал большие и быстрые деньги, его главной страстью оставались слияния и поглощения. Феноменальная интуиция позволяла ему определять таких же, как он, «людей с планом» и инвестировать в них с риском, который другим казался недопустимым.

В 1888 году в офис Моргана явился инженер Томас Эдисон, мечтавший — ни много ни мало — заменить во всей стране газовое освещение электрическим. А начинал Эдисон свой глобальный проект со строительства электростанции на Манхэттене. Кроме денег, ему нужна была и поддержка авторитета в мире бизнеса. Морган дал Эдисону и то и другое: помимо денег, вера Джона Моргана в электричество и Эдисона была подкреплена тем, что первым электрифицированным зданием Нью-Йорка стал офис Моргана на Уолл-стрит. Три года спустя он инициировал и провёл сделку по слиянию Edison Electric Light с его основным конкурентом — Thomson-Houston. Объединённая компания получила название General Electric и существует по сей день.

В конце 1900 года к Моргану обратился Чарльз Шваб, помощник сталелитейного магната Эндрю Карнеги. Незадолго до этого Джон объединил три металлургические компании в гигант Federal Steel, ставший главным конкурентом Carnegie Steel. Шваб поделился с Морганом информацией о том, что 65-летний Карнеги устал руководить бизнесом. 2 марта 1901 года Морган выкупил Carnegie Steel за невероятные по тем временам $492 млн ($14 млрд сегодня) и объединил все металлургические активы в U.S. Steel, которая стала первой в мире корпорацией стоимостью более $1 млрд и в наши дни остаётся одним из мировых металлургических лидеров. Ну а Шваб занял пост директора компании-гиганта.

Морган стоял у колыбелей и других индустриальных легенд: AT&T, International Harvester, Westinghouse Electric, Western Union.

Репутация Дж. П. Моргана была такова, что однажды Джон Рокфеллер продал ему все свои металлургические активы только для того, чтобы получить устное обещание Моргана в ближайшие 40 лет не заниматься нефтью.


Panic_crop

АРХИТЕКТОР КРИЗИСА. После того как финансовый кризис 1907 года докатился до Уолл-стрит, где тысячи вкладчиков штурмовали банки, пытаясь снять деньги, ситуацию спасло вмешательство Джона Пирпонта Моргана. Как выяснилось впоследствии, именно он больше всего заработал на кризисе


Системообразующий олигарх

Икона «дикого» капитализма, Джон Морган не верил в «невидимую руку рынка». Он был убеждённым и последовательным сторонником монополий. Морган объединял железные дороги, пароходства и предприятия сельскохозяйственного машиностроения. Он интегрировал поставщиков руды и угля с металлургами и потребителями чугуна и стали, контролировал тарифы и цены и определял, кому, что и у кого покупать. К 1890-му, когда сенатор Джон Шерман инициировал первый в мировой истории антитрестовский законопроект, Джон Морган распоряжался суммами, превосходившими государственный бюджет США, и не всегда было понятно, где заканчивается Дж. П. Морган и начинается американское правительство.

В 1893 году в США разразился финансовый кризис. Правительство находилось на грани дефолта, советники рекомендовали президенту Кливленду обратиться за помощью к банкирам и их главному представителю — Моргану. Вот как описывает этот момент американский писатель и публицист Джон Пассос: «В течение долгого времени [президент] Гровер Кливленд не мог заставить себя вызвать представителя денежных воротил Уолл-стрит; Морган сидел в своём номере в Арлингтоне, покуривая сигары и спокойно раскладывая пасьянсы, пока президент, наконец, не послал за ним; у того уже был готовый план остановки золотого кровотечения. После этого всё шло так, как говорил Морган». Банк J. P. Morgan&Co. образовал финансовый синдикат, вливший в государственную казну астрономическую сумму — $62 млрд (почти $2 трлн в современном масштабе). Платёжеспособность правительства была восстановлена, и паника улеглась.

Следующий кризис разразился в 1907 году. Уолл-стрит снова лихорадило. Тысячи людей штурмовали банки, пытаясь забрать свои деньги. В офис Моргана пришли представители мэрии с известием, что Нью-Йорк не в состоянии выплатить зарплату коммунальным служащим и готовится объявить себя банкротом. Морган начал собирать деньги, чтобы победить панику, но свободных средств у него не хватало. Тогда, по легенде, Джон собрал у себя в библио­теке президентов крупнейших банков, запер двери и сказал: «Нам нужно $20 млн в течение 10 минут, или фондовая биржа рухнет». Спустя 10 минут Морган позвонил на биржу и сказал: «Передайте им: денег хватит на всех». Этого было достаточно, чтобы сбить панику. На следующий день Джон Морган проснулся в статусе спасителя нации, который усердно формировали и укрепляли «дружественные» олигарху газеты.

Но довольно скоро раздались трезвые голоса, обнаружившие неявные обстоятельства и последствия финансового кризиса 1907 года. Выяснилось, что в обмен на помощь Джона Моргана президент Теодор Рузвельт позволил тому поглотить главного конкурента — компанию TCI, в результате чего под контролем олигарха оказалось около 70% металлургических мощностей и 60% железнодорожных путей страны. Что Морган, единолично распоряжавшийся распределением финансовой помощи (в основном государственной), бросил на произвол судьбы несколько сопротивлявшихся ему компаний и скупил несколько независимых до того банков и страховых компаний. А ряд экономистов и вовсе обвинили монополиста в искусственной организации кризиса в связи с разворачивавшейся антитрестовской кампанией. В конгрессе прошли слушания по этому вопросу, но лоббистам Моргана удалось замять дело.

Империю Моргана оставили в покое на 5 лет. Однако остановить антитрестовский процесс уже было невозможно: никакие лоббистские усилия не могли поколебать убеждённость федеральных властей в том, что демонополизация — вопрос выживания государства. В результате кризиса 1907 года промышленное производство в США упало на 40%, количество банкротств увеличилось вполовину, безработица выросла с 3% до 8%. Зато владельцы «Денежного треста» выходили из каждого кризиса всё более богатыми. «Положение на бирже Нью-Йорка объясняется личным влиянием немногих плутократов, жаждущих господства», — писала в 1910 году не ленинская «Искра», а респектабельная брюссельская Revue Economique Internationale.

«На какой-то миг он стал нацио­нальным героем, — отмечает исследователь Джин Страуз. — Толпы приветствовали его, когда он шёл по Уолл-стрит, мировые политические лидеры и банкиры слали телеграммы со словами восхищения… Но чуть позже демократическая нация испугалась, что в руках одного человека оказалась сосредоточена такая большая власть».

Дж. П. Морган умер 31 марта 1913 года, спустя 4 месяца после слушаний в конгрессе по делу «Денежного треста», где его обвинили в узурпации финансовой власти и злоупотреблениях ею. На следующий день после смерти олигарха The New York Times писала: «Мы никогда не увидим другой такой карьеры. Время это ушло. Условия изменились, и г-н Морган, могущественная и доминирующая финансовая фигура, сделал больше, чем любой другой человек, чтобы изменить их. Теперь Уолл-стрит уже не нуждается и не может принять индивидуальное руководство. Произойдёт координация усилий, объединение ресурсов, но у г-на Моргана не будет преемника, не будет единственного человека, к которому все будут обращаться за указаниями».


8e1df06c-c4e5-4ee6-a5ea-b14c267717e5

ДВОЕ В ЛОДКЕ. Джон Пирпонт Морган помогает «дяде Сэму» выплыть из кризиса. Карикатура 1907 года


Непотопляемый

Преемник, конечно, был. После смерти Джона Пирпонта банковский дом возглавил его сын, носивший то же имя. При этом наследство самого могущественного человека в США составило всего порядка $80 млн — власть его, как он сам и объяснял конгрессменам, действительно зиждилась не на деньгах, а на характере и репутации. Морган-младший не обладал характером отца в полной мере. Но банковский дом при нём не захирел и даже неплохо заработал и на Первой мировой, и на Великой депрессии. Он оставался основой благосостояния семьи Морганов до конца XX века.

В 2000 году J.P. Morgan&Co объединился с одним из старейших банков США — Chase Manhattan. На JP Morgan Chase в момент образования работали более 200 000 человек в 60 странах. Банк продолжил традиции своего основателя: вёл рискованные игры и действовал с государственным размахом. JP Morgan Chase оказался замешанным в крупнейших финансовых скандалах XXI века, а некоторые из них он сам и спровоцировал. Временами кажется, что решения совета директоров банка, пыхтя своей вечной сигарой, до сих пор оценивает своим скупым «да» или «нет» призрак Дж. П. Моргана.

В 2002 году акционеры обанкротившегося энергетического гиганта Enron подали на JP Morgan Chase в суд за то, что банк помогал мошенникам в руководстве Enron скрывать многомиллиардные убытки. Тяжба длилась три года, и в результате банк согласился выплатить акционерам более $2 млрд компенсации.

Весной 2012 года JP Morgan Chase потерял более $6 млрд в результате спекуляций на рынке свопов его трейдера Бруно Иксиля, известного как Лондонский кит. В сентябре 2013-го банк был оштрафован по этому делу на $1 млрд — за плохой контроль над действиями персонала и попытку сокрытия их последствий. А месяц спустя министерство юстиции США наложило на банк рекордный в мировой истории штраф в размере $13 млрд — на этот раз за недобросовестные операции с ипотечными ценными бумагами, приведшие к банкротству Fannie Mae и Freddie Mac и, как следствие, к мировому финансовому кризису 2008 года. Ещё $10 млрд банк израсходовал на юристов, защищавших его по этому делу.

Но детищу Дж. П. Моргана всё нипочём. С годовой выручкой, примерно вчетверо превышающей доходную часть бюджета Украины, крупнейший банк США может позволить себе и не такие эксперименты.


Итоги 2014 года для JP Morgan Chase

  • Совокупные активы: $2,5 трлн
  • Чистая прибыль: $94 млрд
  • Капитализация: $225 млрд
  • 6-е место в рейтинге Forbes The World’s Biggest Public Companies (банк уступает лишь четырём китайским финансовым гигантам и инвестиционной компании Berkshire Hathaway)

Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти