Вся нефть Рокфеллеров

ExxonMobil можно считать эталонным образцом «американской корпорации», символом понятия «империализм» и компанией, чья деятельность привела к появлению антимонопольных законов. Можно по-разному относиться к её действиям, но во многом именно благодаря ей мир стал таким, каким он есть


Эта статья была опубликована в номере 47 (458) за 27.11.2015 журнала «Фокус»


О.Генри «Джефф Питерс как персональный магнит»


«У меня оставалось всего пять долларов. Прибыв на Рыбачью Гору, я пошёл в аптеку, и  там мне дали взаймы шесть дюжин восьмиунцевых склянок с пробками. Этикетки и нужные припасы были у меня в чемодане. Жизнь снова показалась мне прекрасной, когда я получил в гостинице номер, где из крана текла вода, и бутылки с «Настойкой для воскрешения больных» дюжинами стали выстраиваться передо мной на столе.

Шарлатанство? Нет, сэр. В склянках была не только вода. К ней я примешал хинина на два доллара, да на десять центов анилиновой краски. Много лет спустя, когда я снова проезжал по тем местам, люди просили меня дать им ещё порцию этого снадобья».


Таким персонажем, прямо из рассказа О.Генри, был отец Джона Рокфеллера — самого богатого человека XIX века, первого долларового миллиардера, монополиста нефтеперерабатывающей отрасли США, основателя предшественницы корпорации ExxonMobil — компании Standard Oil.

Но его сын пошёл совсем не в отца и изменил мир.

Любители конспирологии до сих пор называют клан Рокфеллеров «всемирным кукловодом», приписывая ему гигантское влияние на политику США и обвиняя в развязывании Первой и Второй мировых войн. А самые озабоченные из них видят всю историю ХХ века и современности как борьбу кланов Ротшильдов и Рокфеллеров.

Первая капиталистическая империя

Неизвестно, была ли фамилия Рокфеллер настоящей, или только псевдонимом странствующего торговца по имени Вильям, продававшего всё, что попадалось под руку, включая шарлатанские снадобья. Его сын Джон родился в Нью-Йорке в 1839 году и был вторым из шести детей коммивояжёра. Его мать, набожная баптистка, практиковала такие наказания, как привязывание детей к столбу. Семья часто жила в нищете во время длинных поездок отца по стране, поэтому работать Джон начал очень рано. От отца не унаследовал ничего, хотя занял у него денег на первое своё дело  — но не просто так, а под 10% годовых.

Вильям Рокфеллер пытался учить своих детей «правильно обманывать», но Джон с раннего детства был примерным мальчиком: очень набожным, способным к математике. Он всем говорил, что обязательно заработает миллион и проживет сто лет. Заработал он больше, а прожил немного меньше — 98 лет.

Джон за небольшую плату работал по хозяйству у соседей — копал картошку, сажал деревья, а скопив немного денег, стал давать их тем же соседям под небольшой процент. Уже в 16 лет он, так и не окончив школу, работал в брокерском офисе, а в 20 лет вместе с партнёром Морисом Б. Кларком начал торговать мукой, мясом, солью и прочими товарами. Роли были распределены так: Джон вёл дела фирмы, бухгалтерию, общался с банкирами, а его партнёр разъезжал по клиентам. Был ли Джон патриотом, неизвестно, но когда в 1861-м началась гражданская война, в отличие от брата, Вильяма-младшего, в армию он не пошёл. Вместо этого старший из братьев Рокфеллеров занялся поставками продовольствия для войск, что принесло ему немалую прибыль.

Имея несколько тысяч капитала, Джон заинтересовался совсем новой отраслью, которая только-только зарождалась в Америке, — нефтяным бизнесом. Изучив процесс бурения скважин, он пришёл в ужас от его неорганизованности и хаотичности. Поэтому для начала решил не вкладываться в добычу — вместе с партнёром он построил небольшой нефтеперерабатывающий завод в Кливленде. В 1865-м Джон выкупил права на весь завод и позже называл это «началом своей большой карьеры». Через год к нему присоединился брат, построивший с партнёрами свой завод неподалёку.

В 1870 году братья Рокфеллеры объе­динили активы в совместную компанию Standard Oil, и скоро она стала крупнейшим в США производителем керосина. Джон постепенно вытеснил всех конкурентов — как мягкими, так и жёсткими методами вроде промышленного шпионажа или скупки земель, по которым конкуренты собирались проложить нефтепровод. Он тайно скупил акции железнодорожной Union Tanker Car Company — и тоже использовал её для разорения конкурентов. В итоге одни компании обанкротились, другие были проданы Рокфеллеру на его условиях, но при этом долгое время никто не подозревал, почему это происходит. В конце концов Standard Oil захватила 90% всей нефтяной отрасли США.

Имя Рокфеллера нагоняло страх на всех нефтяных дельцов. Его обвиняли в нечестной конкуренции, коррупции и чуть ли не в разбое, но никто не мог с ним ничего сделать. Государство выписывало ему огромные штрафы на миллионы долларов, но он их спокойно платил, зарабатывая в сотни раз больше.

PuckCartoon-TeddyRoosevelt-05-23-1906

АНТИМОНОПОЛЬНЫЙ ПРЕЗИДЕНТ. Теодор Рузвельт в образе Геркулеса, борющегося с монополией Standard Oil. Карикатура 1906 года


Коррупция, экспансия и бензин

В 1880-х компания начала освоение рынков Европы и Азии. В это же время несколько громких журналистских расследований вынудили сенат рассмотреть дела нефтяной империи. Результатом «наглости» Standard Oil стало принятие антимонопольного Акта Шермана — специального закона, который с тех пор защищает от корпораций честную конкуренцию.

Давление государственных контролёров привело к тому, что в 1890 году Рокфеллер закрыл Standard Oil по решению суда. Но сразу же открыл её — теперь как «холдинг». В него вошли якобы самостоятельные компании. Например, Vacuum, которая специализировалась на производстве высококачественных масел и вела свою историю с 1866 года, когда её основатель Мэтью Эвин изобрёл способ качественной перегонки нефти в вакууме. Позже компанию выкупил Гирам Эверест, когда-то инвестировавший в неё $20, а в 1879 году её приобрёл Рокфеллер, заплатив Эвересту уже $200 тыс. за 75% акций, — и она стала лидером в Standard Oil по маркетингу. Две другие важные компании холдинга, Socony и Jersey Standard, были основаны ещё в 1882-м, чтобы служить юридическим адресом и административным центром.

В общем, несмотря на все старания властей, всё шло, как и раньше. За одним исключением: всё больше и больше прибыли Рокфеллерам приносил бензин, который был только побочным продуктом при производстве керосина. Им заправлялись автолюбители — и они же всё чаще покупали смазочные масла. Реализация этих продуктов росла год от года, и к началу XX века Standard Oil стала сверхприбыльной.

На протяжении всего этого времени претензии властей к монополисту удавалось спускать на тормозах благодаря деньгам и связям. Слушания по признанию создания холдинга незаконным начались только с подачи нового президента Теодора Рузвельта. В 1911 году Верховный суд всё же добился окончательного дробления Standard Oil. Но к этому моменту она была не только монополистом в США, но и имела хорошие позиции в Европе и Африке, а также процветающий бизнес в Азии. Сеть Standard Oil протянулась от Японии до Азии и обеспечивала около 50% потребления нефтепродуктов на Североамериканском континенте.

К этому времени Рокфеллер уже отошёл от активного управления делами, хотя и принимал участие в развитии её «осколков». Из них впоследствии выросли все нынешние крупные нефтяные компании США, включая Chevron — главного американского конкурента ExxonMobil.

Личное состояние Джона Рокфеллера в 1917 году оценивалось в $900–1200 млн, что составляло 2,5% тогдашнего ВВП Соединённых Штатов.

Rockefeller-Foundation-rock-5-13

ФИНАНСИСТ И ФИЛАНТРОП. Джон Рокфеллер потратил на благотворительность более $500 млн, что соответствовало примерно половине его состояния


Якобы по отдельности

После разделения из Standard Oil получилось 34 разные компании. Большинству из них досталось по нескольку скважин, а переработка и торговля попали в руки четырёх бывших подразделений корпорации: Socony, Jersey Standard, Vacuum и Standard Oil of California.

Все последующие десятилетия можно рассматривать как долгую эпопею воссоединения этих активов Рокфеллера — за исключением Standard Oil of California, которая вышла из-под контроля семьи и со временем превратилась в корпорацию Chevron.

Три крупнейших осколка империи начали скупать независимых производителей в Техасе и заключать контракты со своими бывшими коллегами-добытчиками из Standard Oil. Спрос растёт, сырья не хватает, и компании покупают месторождения в Индонезии, Румынии, Перу, Мексике и Канаде. В 1930-х, уже с одобрения и под эгидой правительства США, заинтересованного в стабильных поставках топлива, был создан Турецкий нефтеперерабатывающий концерн, акционерами которого становятся Jersey Standard и Socony. Он работает на территории нынешнего Ирака и является первой инвестицией компаний в Ближний Восток.

В 1928-м Jersey принимает участие в очередном сговоре нефтяников: вместе с Shell и англо-иранской компанией они договариваются не увеличивать добычу, чтобы повысить мировые цены. Объявить сговор незаконным тогда было практически невозможно — международное антимонопольное право начало развиваться только через несколько десятилетий.

В 1931 году, через 20 лет после принудительного разделения, произошло первое слияние «сирот Рокфеллера», как прозвали их журналисты: объединились Socony и Vacuum Oil. Jersey Standard в этом альянсе не участвовала, но пару лет спустя создала с ним совместное предприятие 50/50: Standard-Vacuum Oil Co. Эта компания работала более чем в 50 странах и была ликвидирована в 1962 году.

Своего успеха она достигла ещё при жизни основателя. Джон Рокфеллер скончался в 1937-м в возрасте 98 лет, его сын Джон Рокфеллер — младший принял опеку над активами, уже сам будучи в пенсионном возрасте.

К концу жизни Рокфеллер, помимо долей в каждой из 34 дочек Standard Oil, владел долями в 16 железнодорожных и шести сталелитейных компаниях, девяти банках (включая предшественников нынешнего гиганта JP Morgan Chase), шести пароходствах, девяти риелторских фирмах и трёх апельсиновых рощах размером с небольшое графство каждая. В последние годы он увлёкся благотворительностью, пожертвовав на создание Университета Чикаго, Института медицинских исследований, Фонда Рокфеллера, а также на баптистскую церковь в общей сложности $530 млн — около $13 млрд в современных ценах.

ExVal_ship_21jun89cr

EXXON VALDEZ. Разлив нефти налетевшего на скалы танкера стал одним из самых масштабных в истории – побережье Аляски очищали 30 лет, с 1989-го по начало 2010-х


Рекордные прибыли

Дальше была Вторая мировая. С одной стороны, интересы Рокфеллера очень пострадали от войны: его компании потеряли свои заводы во Франции, Индонезии и других странах. Большинство танкеров Standard-Vacuum Oil Co было уничтожено немецкими подводными лодками. С другой — за годы войны компания получила $2 млрд чистой прибыли, круглосуточно производя бензин для танков и самолётов.

После войны у предприятий Рокфеллеров резко возросли продажи в США, где развивалась сеть автодорог. Socony Mobil становится просто Mobil, поскольку этот бренд очень узнаваем. В 1958 году её продажи достигают $2,8 млрд, а в 1967-м — $6,5 млрд. Впрочем, бензин всё ещё не выходит на первое место по продажам: наибольший спрос имеется на мазут, который начали использовать вместо угля для отопления помещений.

К концу 1950-х мировой нефтяной бизнес начал меняться. Добыча нефти в развитых странах достигла пика, и на первое место вышли легкодоступные запасы в странах третьего мира. Jersey разворачивает добычу по всему Ближнему Востоку. Но страны этого региона начинают диктовать свои условия, пытаются выдворить западных добытчиков, и вскоре весь рынок чувствует, что оказался их заложником.

Потомки Рокфеллера ищут, чем подстраховаться. Они учатся работать на Аляске и в Северном море, а также в условиях войн, гремящих по всему третьему миру. Они научились вести добычу в Индонезии, где правительственные войска уничтожают сепаратистов, в Гвинейском заливе, где танкеры захватывают пираты, в Чаде, где свирепствует диктатура.

В результате Jersey и Mobil оказались лучше других подготовлены к нефтяному эмбарго 1970-х, когда ОПЕК запретила продажу нефти в США. С 1973-го по 1977 год продажи Mobil выросли почти в три раза, до $32 млрд, а Jersey, которая с 1972-го стала называться Exxon, в 1980 году вообще достигла небывалого уровня: $100 млрд.

Правда, потом обе компании едва не прогорели. Mobil — подписав контракты с саудитами, заключённые по принципу «бери или плати», вынуждена покупать дорогую нефть после обвала цен. А Exxon — вложившись на пике цен в дорогую сланцевую нефть. Плюс репутацию последней подпортила катастрофа с танкером Exxon Valdez, налетевшим на рифы и вылившим в океан 120 тыс. кубометров сырой нефти. Но последовавшие штрафы вынудили компанию заняться сокращением персонала и оптимизацией. В итоге к 1997 году Exxon получила рекордную среди всех компаний прибыль — $7,5 млрд при выручке $120 млрд. А Mobil выкарабкалась благодаря росту цен на газ: большие запасы в Индонезии дождались своего звёздного часа.

На первый взгляд, к 1990-м влияние клана Рокфеллеров окончательно сошло на нет — его члены владели в бывших компаниях долями по несколько процентов. Но на самом деле их влияние как на политику США, так и на свои бывшие компании всё ещё огромно. Эти компании возглавляются одними и теми же преданными Рокфеллерам людьми. Например, Ли Реймонд не только руководил Exxon, но и до сих пор входит в совет директоров связанного с Рокфеллерами JP Morgan. А члены этой семьи неизменно занимают важные должности в правительстве.

77619647

10 КРАСНЫХ БУКВ. Красный логотип и заводы ExxonMobil есть на любом континенте, за исключением разве что Антарктиды


Историческая цель

И вот настала нынешняя эра слияний и поглощений. С момента разделения компании прошёл без малого век — когда в 1998 году Рокфеллеры таки добились цели отца-основателя и объединили его нефтедобывающие детища. Официально слияние объяснялось обвалом цен на нефть с $23 до $11 за баррель за год, то есть до исторического минимума, если учитывать инфляцию. И в этот раз антимонопольные ведомства не мешали возрождению империи, которую они некогда разделили.

Слияние Exxon и Mobil было наибольшим в истории — капитализация объединённой компании составила $250 млрд. Её годовые доходы достигли $200 млрд, производство — 2,5 млн баррелей нефти в год. Если бы ExxonMobil была государством и её доходы можно было считать её ВВП, то она бы заняла 21-е место среди государств мира.

Сейчас 82% доходов объединённой компании генерируют переработка нефти и продажа нефтепродуктов, 10% — добыча и 8% — нефтехимия. Главой клана является 101-летний Дэвид Рокфеллер, внук Джона. Сам клан, по некоторым оценкам, включает около 200 человек и является одной из самых богатых семей в мире. Только под прямым управлением Rockefeller Financial Services находятся активы на $34 млрд.



ExxonMobil языком финансов

  • Доходы: $394,1 млрд
  • Чистая прибыль: $32,5 млрд
  • Рыночная капитализация: $403,7 млрд
  • Инвестиции: $38,5 млрд
  • Дневная добыча: около 4 млн баррелей нефтяного эквивалента

  • 2012-06-01t202607z_35702493_gm1e49g01en01_rtrmadp_3_exxonmobil-plant1

Теги: , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти