Чудеса науки

Порох и целлофан, нейлон, фреон, кевлар и сотни других изобретений объединяет то, что они были сделаны в лабораториях DuPont. Но крупнейшая и самая успешная химическая компания мира вполне может не дожить до своего 214-го дня рождения. По иронии, точку в её истории способен поставить акционер, владеющий всего 3% акций


Эта статья была опубликована в номере 46 (457) за 20.11.2015 журнала «Фокус»

В начале 1980-х годов комитет управляющих директоров Royal Dutch Shell задался вопросом: как развивались такие же старые и крупные компании, в чём секрет их успеха? Группа аналитиков нашла только 40 транснациональных компаний старше Royal Dutch Shell (основана в 1890 году) и подробно изучила 27 из них. Результаты исследования остаются закрытыми до сих пор. Но руководитель проекта Ари де Гиус впоследствии написал книгу «Живая компания», в которой сформулировал четыре критерия, объединявших все эти компании-долгожители, старейшую из которых основал в 1802 году Элетер Ирене Дюпон де Немур.

Критерий №1:нос по ветру

«Компании-долгожители,— пишет де Гиус, — несмотря на недостаток информации, умели своевременно реагировать на изменения общества, держали нос по ветру и выстраивали стратегию на основе глобального понимания делового окружения».

Eleuthère-500

Элетер Дюпон — основатель промышленной империи DuPont в начале XIX столетия

Семья Дюпонов бежала в США от французской революции. Элетер Дюпон был учеником великого Антуана Лавуазье, руководившего пороховыми заводами Франции. А США испытывали острый дефицит пороха, поставлявшегося из Британии, за независимость от которой боролось молодое американское государство. Решение было очевидным, и в 1802 году в городке Уилмингтон близ Филадельфии началось строительство небольшого завода по производству пороха. Фирму Элетер Дюпон назвал своим именем. Получилось амбициозно: E. I. du Pont de Nemours and Company. 200 лет спустя компания существует в том же месте под тем же названием. Правда, за это время она стала крупнейшим в мире химическим предприятием, более известным под торговым именем DuPont.

В начале XIX столетия спрос на порох в Новом Свете рос как на дрожжах: США не только воевали, но и активно строились. Динамит ещё не был изобретён, и порох использовался во всех взрывных работах — в прокладке дорог, строительстве шахт, сносе зданий. Несмотря на огромный спрос, Элетер не переставал заботиться о качестве продукции, и слух об отличном пенсильванском порохе Дюпона скоро разошёлся по всем штатам. В 1820-м DuPont стал официальным поставщиком правительства США. А спустя сорок лет, в 1861-м, когда в США началась гражданская война, Уилмингтон был одним из центров оборонной промышленности северян. А DuPont сказочно разбогатела на производстве главного расходного материала войны.

К началу XX века DuPont производила 100% всех взрывчатых веществ для армии США и контролировала 70% всего выпуска взрывчатых веществ в стране. Годовая прибыль компании достигла $4 млн.

В 1912 году после долгих судебных разбирательств, инициированных президентом Рузвельтом, за нарушение антитрестовского законодательства DuPont была разделена на три компании, но её руководители убедили правительство оставить ей всё производство бездымного пороха. Через два года началась Первая мировая — и DuPont с лихвой вернула потерянное: численность её персонала за годы войны выросла в 10 раз, объёмы производства — в 50 раз, капитал достиг $1 млрд.

Вторая мировая война принесла не только новый вал государственных заказов на порох, но и ещё одно направление диверсификации: DuPont как главный специалист по взрывам была включена в Манхэттенский проект. Компания стала главным подрядчиком по строительству комплекса для производства и обогащения плутония. По оценкам экспертов, за годы Второй мировой она заработала более $4 млрд.

Война окончилась, и огромная корпорация тут же перестроилась на мирные рельсы, не полагаясь на пороховые заказы государства. Послевоенный девиз DuPont — «Лучшие вещи для лучшей жизни… с помощью химии».

Но затем химия попала под прицел экологического движения. DuPont и тут не стала двигаться против ветра. Когда в 1970-х разразилась кампания по запрету фреона (изобретённого в DuPont), компания тут же поддержала противников озоновых дыр. И пока конкуренты отчаянно сопротивлялись, DuPont вывела на рынок два новых безопасных хладагента и развернула мощности по утилизации фреона, мгновенно захватив 75% открывшегося рынка. Манёвр был впечатляющим, и в прессе поползли слухи, что экологов на защиту озонового слоя направила сама корпорация.

Спустя ещё 20 лет корпорация снова перепозиционировалась под новым девизом «Чудеса науки». И снова оказалась на самом актуальном направлении глобальных изменений мировой экономики.

Критерий №2: терпимость к экспериментам

Де Гиус: «Компании-долгожители в основном избегали любого централизованного контроля над попытками диверсификации. Эти компании были особенно терпимы к побочным видам деятельности: ответвлениям, экспериментам и чудачествам, не выходящим за границы связующей их фирмы, что расширяло их понимание возможностей».

Основой бездымного пороха, принёсшего компании первый международный успех и миллиардные прибыли, была нитроцеллюлоза. В начале ХХ века DuPont обзавелась соответствующей лабораторией, которая вскоре дала «побочный продукт»: лаковое покрытие для искусственной кожи. Чтобы было что покрывать, компания приобрела производителя такой кожи, фирму Fabricoid. Это был первый «невзрывающийся» продукт DuPont. Искусственная кожа стала пользоваться большой популярностью в автомобильной промышленности: почти все производители обивали ею салоны и сиденья. Наладив отношения с крупнейшими автоконцернами, DuPont обнаружила рынок сбыта для ещё одного типа химического производства — лакокрасочного.

В начале 1920-х DuPont купила патент на новый продукт из целлюлозы — целлофан. Учёные в лаборатории компании доработали технологию — плёнка стала водонепроницаемой. И скоро началась эра целлофана, длившаяся до середины 1950-х, когда его начали вытеснять синтетические полимеры. Идея создавать новые материалы настолько захватила руководителей компании, что в 1927 году DuPont одной из первых в мире стала финансировать фундаментальные исследования, никак не связанные с бизнес-задачами. В 1930-м лаборатория разработала хладагент фреон, в 1931-м — синтетический стойкий каучук — неопрен. Ещё через 4 года в лаборатории DuPont впервые был синтезирован 66-монополиамид, получивший коммерческое название «нейлон». А в 1938-м в исследовательском подразделении, занимавшемся фреоном, случайно был открыт уникальный материал — тефлон, впоследствии позволивший DuPont начать сотрудничество с аэрокосмической отраслью.

К концу Второй мировой DuPont производила более 1200 наименований продукции. В 1960-х компания вывела на рынок ещё два легендарных продукта — лайкру и кевлар, окончательно закрепив за собой звание мирового лидера в создании новых материалов. А сегодня DuPont без сожаления расстаётся со своими химическими предприятиями, чтобы сосредоточиться на биотехнологиях и возобновляемой энергии, и продолжает ежегодно вкладывать в научно-исследовательские разработки более $1 млрд.

1942_ManhattanProject_Detail_Horizontal_960x746

МАНХЭТТЕНСКИЙ ПРОЕКТ. 1940-е. Компания DuPont была подрядчиком строительства комплекса по обогащению оружейного плутония в Хэнфорде (штат Вашингтон). Помня об обвинениях в обогащении на военных контрактах времён Первой мировой, компания отказалась от прибыли и прав собственности на все возведённые в рамках проекта объекты


Критерий №3: умные инвестиции

Де Гиус: «Компании-долгожители бережливы и не рискуют капиталом без причины. Они стараются всегда иметь свободную наличность, которая даёт им гибкость и независимость».

Скупать конкурирующие предприятия DuPont начала сразу, как только заработала капитал во время гражданской войны. К концу Первой мировой DuPont располагала свободной наличностью более чем в $100 млн. Половина этих денег неожиданно для сторонних наблюдателей была проинвестирована в акции General Motors. В результате Дюпоны получили контроль над третью акций автомобильной компании, а Пьер Дюпон возглавил её совет директоров. Сразу после этого General Motors стала крупнейшим покупателем красок, лаков, тканей, производимых DuPont для автомобилестроения. Но выгода была двусторонней: считается, что именно разнообразие красок DuPont позволило General Motors потеснить на рынке своего главного конкурента — Ford, с подачи основателя, упорно производившего автомобили только чёрного цвета.

Скоро General Motors начала приносить прибыль, сопоставимую с прибылью DuPont. Усиливая синергию с автопроизводством, в 1927-м DuPont взяла под контроль U.S. Rubber, крупнейшего производителя резины. После чего General Motors начала покупать более половины шин для своих авто у этой компании.

Наконец, в конце ХХ века DuPont открыла новое направление, ставшее для развития компании ключевым, — производство продовольствия. Произошло это после того, как в 1999-м в группу вошла легендарная семеноводческая компания Pioneer, чьей кукурузой восхищался в своё время Никита Хрущёв.

Благодаря чутью, инновациям и грамотным инвестициям, DuPont из «торговца смертью», как называли компанию журналисты в 1930-х, трансформировалась в промышленного гиганта, решающего важнейшие задачи, стоящие перед человечеством: защита окружающей среды и обеспечение людей продовольствием и возобновляемой энергией.


Белая кость. Богатейшие бизнес-кланы США с более чем 100-летней историей

  • Каргилл-Макмиллан. Отрасль: сельское хозяйство. Состояние — $43 млрд. В бизнесе с 1865 года.
  • Джонсон. Отрасль: бытовая химия. Состояние — $25,5 млрд. В бизнесе с 1886 года.
  • Херст. Отрасль: медиа. Состояние — $35 млрд. В бизнесе с 1887 года.
  • Кокс. Отрасль: медиа. Состояние — $32 млрд. В бизнесе с 1898 года.
  • Марс. Отрасль: продукты питания. Состояние — $60 млрд. В бизнесе с 1911 года.

Критерий №4: связь поколений

Де Гиус: «Сплочённость означает, что, как правило, руководители выдвигались на повышение изнутри; они обеспечивали связь поколений и считали себя душеприказчиками старинного предприятия. Каждое поколение руководителей было лишь звеном в длинной цепи. За исключением кризисных ситуаций, высшим приоритетом и заботой руководства было здоровье предприятия в целом».

Почти 200 лет семья Дюпон не теряла контроль над своей компанией. Лишь однажды, в год 100-летнего юбилея E. I. du Pont de Nemours and Company, члены клана, владевшие крупнейшими пакетами акций, решили, что не могут самостоятельно управиться с бизнесом, и объявили о его продаже. Но три молодых кузена — Дюпона осуществили то, что сейчас называется «рейдерский захват», оставив в результате компанию в собственности своей и своих многочисленных родственников.

Приверженность компании всегда ценилась и в её наёмных менеджерах. Первым казначеем (финансовым директором, в современных терминах) компании не из Дюпонов стал секретарь одного из кузенов-рейдеров Джон Рэскоб. Он и был инициатором инвестиций Дюпонов в General Motors, а впоследствии контролировал финансы обеих компаний.

461878752

«Я хочу выразить мою искреннюю благодарность и восхищение всем коллегам в DuPont по всему миру. Я полностью уверена, что они будут реализовывать огромный потенциал следующего поколения DuPont»

Эллен Куллман, из прощального выступления экс-председателя совета директоров и главного исполнительного директора компании DuPont

К этому типу менеджеров можно отнести и Эллен Куллман, последнего СЕО DuPont, которая была связана с компанией 27 лет, начав карьеру в ней с должности маркетинг-менеджера. Именно Куллман весной 2015 года пришлось выдержать настоящий бой с инвестиционным фондом Trian миллиардера Нельсона Пельтца. Скупив около 3% акций, фонд настаивал на введении в состав директоров собственных управляющих, чтобы разделить компанию и радикально снизить затраты. О накале страстей свидетельствует тот факт, что Trian, по оценке аналитиков, потратил на убеждение миноритарных акционеров $8 млн, аналогичные затраты DuPont оценивались в $15 млн. Победителем из схватки вышла Куллман. И хоть DuPont не раскрывает, сколько акционеров проголосовало за сохранение менеджмента (подразумевающее продолжение политики диверсификации и масштабных научных изысканий), в Trian заявили, что смогли набрать 46% голосов.

Казалось бы, контроль над предприятием сохранён. Но в конце сентября Эллен Куллман заявила, что уходит в отставку со всех постов.


Клан и компания

  • Более 1800 человек входят сегодня в клан Дюпонов
  • По разным оценкам, клан Дюпон обладает состоянием от $16 млрд до $150 млрд
  • Когда американский Forbes в 1982 году впервые составил список 400 самых богатых людей США, в него вошли 28 представителей клана Дюпон
  • $57,9 млрд — капитализация DuPont в ноябре 2015 года
  • Более 20 000 патентов на балансе компании
  • 18% мирового рынка зерна контролирует входящая в корпорацию компания Pioneer
  • Старейшая транс­националь­ная компания E. I. du Pont de Nemours and Company, или DuPont, почти два столетия оставалась под контролем потомков её основателя Элетера Дюпона. Но сейчас её политику определяют акционеры, самый крупный из которых владеет всего 6% компании

Почти итог

Официально причиной ухода последнего CEO, следовавшего 200-летним традициям управления и «семейных ценностей», стал выход Куллман на пенсию. Но все без исключения финансовые аналитики считают, что реальные причины были иными.

Часть из них объясняют отставку падением финансовых показателей. Другие уверены, что Эллен Куллман трезво оценила свои возможности на следующем годовом собрании акционеров, где «план Пельтца», скорее всего, получил бы большинство голосов акционеров. Вероятно, правы и первые и вторые.

По итогам III квартала 2015-го выручка DuPont составила «всего» $4,97 млрд, не дотянув до $5,3 млрд, ожидавшихся аналитиками, не говоря уж о $6,27 млрд, полученных в III квартале 2014-го. Соответственно, упали и дивиденды: до 26 центов на акцию против 47 центов годом ранее, что не могло порадовать держателей акций. Последнее подтверждается и динамикой котировок: после того как стало известно об отставке Куллман, стоимость акций выросла с $47,32 в конце сентября до уровня $63–64 в ноябре.

При этом нынешние трудности DuPont, по большому счёту, несравнимы с теми, которые компания переживала в прошлом. А в одной из 150 исследовательских групп и лабораторий, скорее всего, имеется на подходе что-то, что может быть сравнимо с нейлоном, тефлоном или фреоном. Вот только эти изобретения могут или не состояться из-за сокращения финансирования, или достаться другой компании после разделения бизнеса и продажи подразделений, не приносящих прибыли «здесь и сейчас».

А что же Дюпоны? Увы, с 2007 года они не входят в совет директоров — доля клана была размыта, и никто из них не владеет контрольным пакетом. А среди 1800 представителей знаменитой фамилии не нашлось ни одного, кто был бы готов повторить «бунт кузенов», как в 1902 году.

Эдвард Брин, временно исполняющий обязанности гендиректора после ухода Куллман, уже пообещал сосредоточиться на анализе того, насколько компания эффективно выплачивает дивиденды акционерам. Похоже, что теперь политикой DuPont станет исключительно желание получить быструю прибыль. И тогда, скорее всего, оправдаются предсказания аналитиков о том, что история химического гиганта подходит к концу.


История DuPont



Начало XIX века

Начало XIX века

Элетер Ирене Дюпон де Немур (справа) строит в США завод по производству пороха. Его учителем был владелец порохового бизнеса во Франции Антуан Лоран Лавуазье (слева)

Начало XIX века

Первый пороховой завод Элетера Дюпона в США
Начало XIX века

Начало XX века

Начало XX века

За сто лет компания Дюпона превратилась в крупнейшего производителя взрывчатых веществ в США. Она на 100% обеспечивала американские армию и флот и контролировала 70% внутреннего рынка страны

1923–1938 гг.

Вопреки распространённому заблуждению, целлофан был изобретён не учёными DuPont — компания купила швейцарский патент на него в 1923 году. Но именно DuPont доработала технологию, и к 1938 году целлофан приносил ей 25% всей прибыли
1923–1938 гг.

1939 г.

1939 г.

Нейлоновый бум датируется именно этим годом, хотя сам нейлон был открыт в начале десятилетия — почти 10 лет у компании ушло на то, чтобы наладить производство готовых изделий

1980-е

Легендарный кевлар совершил переворот в индустрии средств защиты. Его изобретение не было случайным: компания потратила 15 лет и $500 млн, чтобы получить новое сверхпрочное волокно
1980-е

2015 г.

2015 г.

Логотип DuPont не менялся больше столетия. За это время компания превратилась из производителя взрывчатых веществ в транснациональную корпорацию, работающую практически во всех сферах — от химии до высоких технологий и производства продуктов питания

Теги: , , , , , , , , , ,

Вам уже исполнилось 18 лет?

Подтвердите, что это так, чтобы войти